014007afanasiev-libeton002glina-sima004008005013kulik012

Язык

Александр Дмитриевич Арефьев

Художник
«Мальчики у забора» 1973 х.м 68х62
«Сельский мотив» 1969 фанера.темпера, 29,5х51,8

 

(3 августа 1931 Ленинград- 5 мая 1978 Париж) - русский художник, живописец, график.

Биография

Родился в Ленинграде 3 августа 1931 года в семье рабочих, приехавших в Ленинград из Новгорода.

Учился рисованию во Дворце пионеров им. А. А. Жданова, у педагогов М. А. Гороховой и С. Д. Левина.

В 1941 году, после начала войны, до объявления блокады, был вывезен матерью, Л. А. Арефьевой, к её родным, в деревню, в Новгородскую область.

В 1944 году поступил в Среднюю художественную школу при Академии Художеств. Соучениками Арефьева по СХШ были: Александр Траугот, Михаил Войцеховский, Илья Глазунов, Леонид Миронов, Шолом Шварц, Кирилл Лильбок, Владимир Пекшев (Шагин), Родион Гудзенко. В 1949 вместе с А. Трауготом и М. Войцеховским, был отчислен из СХШ. В 1951 г. были отчислены из СХШ друзья Арефьева, Владимир Шагин и Валентин Громов.

В конце 1940-х гг. отчисленные из СХШ художники вместе с А. Арефьевым объединились в группу и начали проводить свои небольшие квартирные выставки. «Подобных групп нигде, кроме Петербурга, в сороковых, да и в начале пятидесятых годах не было. Все московские движения относятся к шестидесятым годам… эти люди- пятидесятники, даже точнее, люди сороковых годов.» Работы Арефьева 1940-х гг.: городские пейзажи (Васильевский остров, Коломна), жанровые сцены.

В 1940-е гг. знакомится с творчеством художников старшего поколения , испытав влияние художницы В. П. Яновой.

В 1948 году знакомится с поэтом Роальдом Мандельштамом, вокруг которого, со временем, в 1950-е гг. , кроме Арефьева и Траугота, объединялись художники Рихард Васми, Шолом Шварц, Родион Гудзенко , Вадим Преловский, Валентин Громов, Валерий Титов, Владимир Шагин, поэтесса Нина Маркевич.

После СХШ поступает в вечернюю школу и успешно заканчивает её.

В 1951 году (по другим сведениям, в 1954) поступает учиться в Ленинградский санитарно-гигиенический медицинский институт (в наст. время СПбГМА им. И. И. Мечникова).

В 1956 году был осуждён за подделку медицинских рецептов; отбыл срок и был освобождён в 1959 году

В середине 1950-х гг. Арефьев создаёт сотни рисунков на темы ленинградского быта; рисунков, «в которых жизнь била ключом».

В 1960 году проходит курс лечения в неврологическом отделении Военно- медицинской академии. В этом же году знакомится с художником Михаилом Шемякиным, также бывшим учеником СХШ.

26 января 1961 года, после продолжительной болезни, умирает друг Арефьева, поэт Роальд Мандельштам. А. Д. Арефьев, с друзьями, хоронит его на Красненьком кладбище в Автово.

В 1960-1962 гг. живёт в гражданском браке с художницей Р. Б. Модлиной.

В 1963 году А. Арефьев переезжает в Петергоф. В 1965 г. осуждён вторично, на небольшой срок, за хулиганство..

В конце 1960-х гг. А. Д. Арефьев становится лидером небольшой группы художников, получившей позднее название «арефьевский круг», в которую входят В. Шагин, Р. Васми, Ш. Шварц.

В 1966 году вступает в члены Ленинградского горкома художников. Пробует заниматься книжной графикой. Проводит две свои персональные выставки(квартирные), у друзей, художников Вахтанга Кекелидзе и Кирилла Лильбока (в 1958 году)

В 1970 году участвует в коллективной квартирной выставке у В. Овчинникова.

В 1974-1975 гг. Арефьев принимает участие в подготовке выставок художников-нонконформистов в ДК им. Газа и в ДК «Невский», сам участвует в первой из них.

С 1975 году становится членом Товарищества экспериментальных выставок. C этого времени принимает участие в нескольких квартирных выставках в Ленинграде и в Москве. Будучи русским, принимает также участие в выставках еврейской группы «Алеф».

В 1977 году вместе с женой эмигрировал сначала в Австрию, затем во Францию.

19 мая 1978 года А. Д. Арефьев умер в Париже.

А. Д. Арефьев похоронен на Красненьком кладбище в Петербурге, в одной могиле со своим близким другом, поэтом Роальдом Чарльсовичем Мандельштамом, умершим в 1961 году. В 1990 году в могилу Р. Ч. Мандельштама был подхоронен прах А. Д. Арефьева, а в сентябре 1998 года - прах художника Р. Р. Васми. В мае 2012 года на могиле троих художников был поставлен общий памятник.

Работы А. Д. Арефьева находятся в собраниях: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург; Музей нонконформистского искусства, Санкт-Петербург; Zimmerly Art Museum, Нью-Брансвик, США; Государственный музей истории Санкт-Петербурга, Государственный музей «Царскосельская коллекция», частные коллекции Петербурга, Франции, Нью-Йорка

Творчество А. Д. Арефьева повлияло на ряд петербургских художников, объединившихся позднее в группу «Митьки»- Дмитрия Шагина, Владимира Шинкарёва.

Орден нищенствующих живописцев

В конце 1960-х гг. Арефьев вспоминает о созданном в 1948 году Михаилом Войцеховским, его соучеником по СХШ, «Ордене нищенствующих живописцев», или «Ордене тунеядцев».

Скульптор М. В. Войцеховский создал свой Орден, названный им по аналогии с основанным в Иерусалиме в 1118 году «Орденом нищенствующих рыцарей», более известным как орден тамплиеров или храмовников. Их образом были два всадника, едущие на одном коне: рыцари были бедны настолько, что даже не могли купить себе коня. Для молодых художников членство в Ордене означало противоположность всякому советскому карьеризму.

По аналогии с эти названием Арефьев начинает называть узкий круг своих друзей-художников «Орденом непродающихся живописцев».

Традиции и наследие

Традиция ленинградской школы живописи 1930-х - 1940-х годов получила своё продолжение в творчестве Арефьева и его товарищей. Как и всякая живая традиция, она видоизменилась.

Преемниками мастеров ленинградской школы А. Д. Арефьев и художники его круга стали, кроме всего прочего, потому, что пути старших мастеров и молодых художников пересекались. А. Д. Арефьев, Ш. А. Шварц, В. Н. Шагин, В. В. Громов, Л. Я. Миронов и другие учились в СХШ в одном классе с Александром, сыном Г. Н. Траугота, одного из художников ленинградской пейзажной школы, незаурядного педагога, именно его Арефьев называет среди людей, которые его «эстетически воспитывали». Отец Р. Р. Васми архитектор Рудольф Васми, был другом Н. Ф. Лапшина и Н. А. Тырсы. Молодые художники видели также работы А. И. Русакова, А. С. Ведерникова.

Ленинградская школа живописи не была однородной и имела ряд различных направлений. Арефьев и его товарищи подхватили именно ту линию ленинградской школы, которая была тесно связана с примитивом, с формальным упрощением пейзажа. Поддержали они и линию живописную, характеризующуюся установкой на выразительные возможности цвета. «Если попытаться сформулировать, как подобные первые впечатления повлияли на творчество этих художников, то необходимо подчеркнуть первостепенную роль фактуры в их работах и далее - наличие „прыгающего“, „слоеного“ пространства, скупое использование цвета, который, если применяется, то кажется глухим и горящим изнутри».

Сходство подхода к изображению пейзажа, сближающее Арефьева и его друзей с художниками ленинградской школы, заключается в самом процессе создания произведения. В большинстве случаев художник работает не с натуры, а по воспоминанию, «сочиняя» свой пейзаж: Арефьев часто изображает один и тот же вид из своего окна, многократно повторяя и развивая его; такая приверженность к одному мотиву связывала Арефьева с А. С. Ведерниковым, А. И. Русаковым и Н. Ф. Лапшиным.

Для творчества Арефьева характерно выражение духа протеста, отображённого, по-своему, также и в творчестве художников ленинградской школы, работавших до войны. От них, согласно установкам соцреализма, требовалось изображать героизм и пафос труда. Вместо этого они писали почти безлюдные городские пейзажи; у них были свои предпочтения, почти символичные: набережные, а также баржи и буксиры, идущие по воде. У Арефьева эти символы иные: мосты, дворы и глухие брандмауэры. В Ленинград, как в дом, Арефьев заходил не с парадного, а с чёрного хода.

Творчество

Арефьев стремился к современной выразительной форме и полностью исходил из «реальности».

«Среди наших ребят не было формалистов - это значит: мы не шли изнутри себя живописным умением, создавая этим свой мир. Так никогда не было. Всегда на первом месте стояло наблюдённое, и после делался эквивалент ему красками… Всегда старались для этого выбрать такой объект наблюдения, который уже сам по себе приводит в определенный тонус необычностью видения ускользающего объекта: в окно, в замочную скважину, в публичный сортир, в морг»

- А.Д. Арефьев.

Арефьев нередко отображал неприглядные и жестокие стороны жизни общества. Его интересовала жизнь ленинградцев, переживших войну или приехавших в город после войны; жизнь в комнатах коммунальных квартир, дворики, люди сидящие на скамейках в скверах, стоящие на трамвайных остановках и у пивных ларьков. Но отнюдь не патентованная красота признанных памятников архитектуры.

Ориентация на наблюдения означает также конкретность мотива: в любой его работе отчётливо читается содержание, в котором художник воплощает свое чувство современности. В нём присутствует эмоциональная составляющая, напрямую связанная с сюжетом. Маленькие по размеру холсты и рисунки Арефьева, на которых ничего, кроме отображения повседневной жизни горожан, не происходит, благодаря сжатому и интенсивному языку изображения, при всём ограничении материала становятся достаточными средствами выражения. Арефьев владеет такими выразительными средствами, как мазок и фактура; и, особенно - точность силуэтов.

"Арефьев понимает, что живопись, если она живая, должна начаться молодой и новой.. ведь импульс для творчества «потрясающий объект видения», « редчайший факт». Он находит этот объект… и наращивает в объём новейших изображений реальности, создавая для своего круга события и встречи с потрясающим в жизни и в искусстве.

- ( Е. Ю. Андреева ).


* «Мальчики у забора» работа опубликована в каталоге "Offline/Online" 2019г. стр.41

* «Сельский мотив» работа опубликована в альбоме "Арефьевский круг" 2002г. стр.139